olen1.jpg
olen1.jpg

История охоты в Украине

На заре образования человеческого общества, еще в эпоху раннего палеолита, основным источником существования первобытного человека была охота на зверей с помощью очень примитивных орудий.
Вещественные доказательства в виде мелких кремнеевых осколков, нешлифованного обитого камня, овальных или кинжалообразных рубил т. д. часто находят среди памятников ранней стадии палеолита, в частности ашельской культуры, когда человеческие племена еще находились в стадии первобытного стада.

Однако, как свидетельствуют данные палеозоологических исследований Украины, несмотря на очень несовершенное охотничье оружие, которым пользовался первобытный человек, он добывал преимущественно больших животных.
Анализ костных остатков, обнаруженных во время раскопок поселений раннего палеолита на территории Украины, свидетельствует, что фауна периода появления здесь первобытного человека принадлежала к Хазарском фаунистическом комплексе.
С зверей, которые в дальнейшем получили названия охотничьих животных, кроме тарпанов, сайгаков, диких кабанов, оленей, паслись на высокотравных равнинах юга такие теплолюбивые виды, как южные слоны (Eiephas trogontherii), носороги (Megaloceros giganteus), верблюды (Camelus Knoblochi) и др.
Лесные массивы и байрачные леса населяли, кроме медведей, лосей, косуль, первобытные зубры (Bison priscus), росомахи (Gulo gujo). По берегам лесных рек селились бобры.
Следующие изменения климатических условий, резкое похолодание, высокая влажность, обилие водных бассейнов в виде полноводных рек, озер, болот и т. д. способствовали возникновению на большей части Украины лесостепных формаций, проникали далеко на юг.
Изменения климатических условий, естественно, не могли не сказаться на растительности и формировании фаунистических комплексов. Типичным примером так называемой юрской фауны может быть комплекс животных, обнаруженных в новгород-северских раскопках (Черниговская область), где наряду с дикими лошадьми, зубрами, байбаками, тушканчиками встречаются мамонты, северные олени, песцы, рыси и лемминги. И действительно, в этот период на открытых пространствах современной Украины теплолюбивые элементы фауны меняются такими гигантами животного мира, как: мамонты (Elephas primigenius), шерстистые носороги (Rhinoceros antiquitatis), короткорогого и длиннорогого первобытного зубра (Bison priscus deminutus et longicornis), гигантские олени (Megaeeros giganteus) и др.
Впервые проникают так далеко на юг элементы арктической фауны: северный олень (Rangifer) и песцы (Alopex lagopus).
Очень распространяются олени из группы благородных, дикие лошади и кабаны. Из хищников нередко встречаются пещерные медведи (Ursus speleus), гиены (Hyaena spelea), львы (Felis spelea). Остатки этих животных преобладают во всех раскопках поселений первобытного палеолитического человека, проведенных на территории Украины.
Интересно, что среди ископаемых материалов нет костных остатков мышей, крыс, водяных крыс, хомяков или сусликов: ведь это подтверждало бы мнение некоторых ученых, которые считают, что первобытный человек в течение всей Шельской эпохи удовлетворялся преимущественно ловлей мелких животных, а большие звери попадали к нему лишь случайно. Отсутствие в раскопках охотничьих стойбищ первобытного человека на Украине значительного количества костных остатков мелких зверей дает основание отбросить такие утверждения, по крайней мере для территории нашей страны.
Объяснять отсутствие костей мелких зверьков в раскопках трудностью их сохранения в древних слоях земли тоже нельзя: ведь такие же кости в значительном количестве хорошо хранятся и были обнаружены даже в аллювиальных и песчано-гравиевых отложениях.
Возможно, в отдельных районах под влиянием соответствующих физико-географических условий образовался такой видовой состав окружающий фаунистический комплекс, заставлял первобытного охотника довольствоваться ловлей мелких зверьков. Об этом, например, свидетельствуют исследования поселений синантропов, проведенные в районе Чжоу-Коудянь (Китай), где среди выявленных остатков животных преобладали мелкие грызуны. Но это уже исключение.
Нет сомнения в том, что и на территории Украины мелкие зверьки в определенном и даже значительном количестве попадали в рацион палеолитического человека, но нельзя согласиться, что первобытные люди могли существовать, питаясь преимущественно мышами, крысами и тому подобное.
Это стадия, которую в процессе эволюции пережила обезьяна-человек, еще на пути становления человека.
Итак, говоря о роли охотничьих зверей в первоначальном обществе в период раннего палеолита, следует констатировать, что уже на самых ранних стадиях становления человека распространение приобретало групповые охоты на крупных зверей, в которых принимали участие поселения.
Именно этим объясняется однообразие и незначительное количество видов животных, остатки которых находят при раскопках стойбищ первобытного охотника. В то время, как тогдашняя фауна насчитывала в своем составе более 100 видов животных, количество их с палеолитических раскопок на территории Украины никогда не достигала и десятка. Там же, где были найдены останки большего количества видов, например, в раскопках Новгород-Северской палеолитической стоянки (1933-1939, 1954 гг) - 29 видов животных, исследованием установлено, что в накоплении этих костей большую роль, кроме человека, сыграли различные природные факторы. Особого внимания заслуживает то, что подавляющее большинство этих костей составляют кости мелких животных (суслики, тушканчики, полевки, лемминги, крысы), которые были позже занесены сюда хищными птицами.
Итак, охота на крупных зверей имела прогрессивное значение в жизни палеолитического человека. Охота требовала сплочения человеческих групп, требовала коллективного труда, в процессе которой стадо обезьян превращалось в человеческое общество.
О большом значении охоты в жизни человеческого общества также и в среднем палеолите свидетельствуют находки, обнаруженные во время раскопок крупнейших неандертальских стоянок на территории Украины, принадлежащих к мустьерской культуре. Найденные здесь костные остатки животных, которых добывали неандертальцы, и охотничье оружие неоспоримо свидетельствуют о том, что и в среднем палеолите основным занятием первобытного человека было добывание больших зверей - охота.
Но по сравнению с ранним палеолитом в мустьерскую эпоху охотничьих зверей добывали еще больше. Об этом свидетельствуют большие скопления костей диких зверей, добытых во время охоты, что найдены в мустьерских стоянках на территории Украины. Среди них особенно много костей диких лошадей, антилоп, сайгаков, северных оленей, волков, песцов и др. Значительное количество костных остатков принадлежит мамонтам, шерстистых носорогов, огромным оленям, зубрам и пещерным медведям.
Заметная активизация охотничьего хозяйства в это время объясняется прежде всего овладением огнем, что позволило первоначально охотнику усовершенствовать методы охоты (Устраивание облав с помощью палок, использование факелов во время гона животных и т. п.). Большое значение имело также некоторое улучшение охотничьего орудия - лучше обработанных рубил, копий и рогатин с кремневыми наконечниками, которых не было у охотников раннего палеолита.
Коллективная охота на оленей во времена палеолита (с наскальних рисунков в Восточной Испании).
В позднем, или верхнем, палеолите в жизни первобытного человека нового - кроманьонца - типа (на первых этапах) продолжет доминировать старый способ групповой охоты на больших диких зверей. На основании известных нам археологических и палеозоолоческих исследований можно сделать вывод, что хотя в строении охотничьего орудия этого времени и заметны некоторые изменения по технике обработки камня, костей и рогов, но видовой состав животных, которых добывал верхнепалеологический охотник, остается неизменным.
Основными объектами охотничьего промысла в то время были: дикие лошади, зубры, северные олени и, в меньшей степени, мамонты, большие скопления костей которых обнаружены во время раскопок селений позднего палеолита.
Наскальные рисунки палеолитического человека, обнаруженные в ряде стран Европы, свидетельствуют о идентичном характере коллективных охот на огромных территориях того времени.
В конце позднего палеолита и в течение всей мезолитической эпохи охотничье хозяйство характеризуется еще большим усовершенствованием орудия. Именно в это время впервые появляется настоящее охотничье оружие - лук и стрелы.
Заслуживают особого внимания найденные в мезолитических пещерах Крымской области кости волков с признаками одомашнивания, тогда как в прошлые времена их добывали только для потребления. Следовательно, именно в этот период первобытный человек уже имеет первое в истории домашнее животное - собаку, которую, без сомнения, использовал для охотничьих нужд.
Появление настоящего оружия индивидуального пользования и наличие охотничьей собаки обеспечили первобытному человеку возможность введения наряду с групповой охотой, качественного отличного от первоначального разыскивания пищи (на первых ступенях становления человека).
Этим и объясняется то, что среди костных остатков из многих раскопок позднепалеолитических и мезолитических поселений все чаще встречаются кости, принадлежавшие мелким охотничьим зверям, а именно: сурку, бобру, зайцу-русаку, лисе, песцу, суслику и т. п.
Археологические данные свидетельствуют, что именно в этот период увеличиваются большие человеческие поселения и образуются небольшие общества, что уже переходят к оседлому образу жизни. Нет сомнения, что этому в немалой степени способствовало то, что человек, применяя индивидуальный способ настоящей охоты, мог обеспечить себя и свою семью едой.
В дальнейшем под влиянием палеогеографических событий, происходящих на территории Украины, меняются ландшафтно-географические условия, усиленно развивается лесная растительность, и с тех пор фауна Украины, а с ней и охотничьи звери все больше приближаются к их современному видовому составу.
Не выдерживают борьбы за существование и вымирают пещерные медведи, львы, гиены. Как постоянные элементы фауны исчезают и северные мигранты (песец, северный олень, лемминги), которые в свое время далеко проникали на юг Украины. Уже в конце мезолита начинают исчезать мамонты и шерстистые носороги.
Нет сомнения, что человек, особенно в более поздние времена, играл доминирующую роль в регулировании количественного состава охотничьих зверей Украины. О масштабах охотничьей деятельности первобытного человека убедительно свидетельствуют результаты раскопок амвросиивского скопления костей зубров (Донецкая область, 1935- 1949 гг.), где обнаружены остатки загнанных во время охоты 983 зубра ...
Но если учесть, что среди многочисленных палеозоологических находок на Украине такой факт констатировали лишь в одном пункте, то этот пример истребительной охоты на крупных зверей нельзя считать обычным для всех районов Украины; такая охота стала возможной только в связи с избыточной плотностью поголовья зубров именно в этом районе.
Изменение качественного и количественного состава фаунистических элементов, произошедших во времена позднего палеолита и мезолитической эпохи, в значительной степени зависели от изменений климатических условий. Если же в это время заметно уменьшалось количество диких животных, то в этом определенную роль играла не только охота на них первобытного человека, но и истребление диких зверей, прежде всего копытных, крупными хищниками.
Совсем иной характер приобретает влияние человека на формирование фауны в более поздние времена - в неолитическую эпоху. Неолитическая эпоха на территории Украины в целом отличается от предыдущей мезолитической эпохи значительным подъемом мотыжного земледелия, а также высоким уровнем производительности труда.
В это время в жизни охотничье-рыболовного первоначального общества сначала на правобережье Украины, а позже и на левобережье происходят коренные социально-экономические изменения.
Жизненный уклад охотничьих племен постепенно разрушается, появляются отдельные пастушеские племена, где наряду с мотыжным земледелием быстро развивается скотоводство (крупный рогатый скот, козы, овцы). В связи с этим в таких племен основным источником добывания мясной пищи уже становится не охота, а скотоводство.
Констатируя заметное повышение как материального, так и культурного уровня неолитических поселений, уже занимались земледелием и скотоводством, нельзя не отметить, что на значительной территории, в частности на юге Украины, особенно вдоль берегов крупных рек, еще долгое время сохранялись поселения мезолитического типа, где основным способом добывания пищи оставалась охота и рыболовство.
Одновременно следует подчеркнуть, что и эти поселения, сохраняя старый уклад первобытного общества, в совершенствовании охотничьего орудия сделали большой шаг вперед.
В раскопках поселений такого типа уже находят каменные топоры, охотничьи ножи, гарпуны, скребки, крючки и т. д. Начинается изготовление плетеных сеток, для чего обрабатывают волокнистые растения. Все это, без сомнения, значительно облегчает добычу диких зверей, подтверждается скоплением в отдельных поселениях большого количества костей животных, убитых на охоте.
Вполне понятно, что на этом этапе развития человека дичь продолжает оставаться его постоянной пищей, а охота - одной из нормальных отраслей труда.
По данным раскопок Мариупольского могильника (г. Жданов Донецкой области 1910 г..), Датированного около 4500 лет до нашей эры, охотничья фауна крайнего юга Украины характеризовалась наличием значительного количества лесостепных и лесных форм, а именно: оленей, диких кабанов, барсуков, бобров и тому подобное.
Количественное соотношение костных остатков охотничьих зверей, обнаруженных здесь, дает основание утверждать, что основными объектами охоты в этом районе были дикие кабаны, которые составляли около 80%, всех добытых зверей.
О том, что лесные и лесостепные формы охотничьих зверей еще долгое время в большом количестве населяли южные приречные и байрачные леса и плавневые камыши, свидетельствуют материалы раскопок - древнего города Ольвии (г. Парутино Николаевской области, 1935-1954 гг.), Основанного в VI в. до нашей эры.
На основании выявленных здесь костных остатков, среди охотничьих зверей, которых добывали здесь древние греки - жители этого города, к V веку нашей эры значительно превосходили как по количеству, так и по видовому составу лесные и лесостепные формы: обычные олени, дикие кабаны, косули, бобры, барсуки и тому подобное.
Земледельческо-скотоводческие племена медного и бронзового века, пришедшие на смену неолита, на первых этапах существования на землях современной Украины, особенно на значительной территории приднестровских земель, удовлетворяли потребности в мясе охотой. Об этом свидетельствуют кухонные остатки, найденные в раннетрипольских поселениях, в виде большого количества костей таких охотничьих зверей, как олень, лось, дикий кабан, косуля, медведь, барсук, росомаха, волк, лиса и др.
Анализ костных остатков с раннетрипольских поселений показывающий, что в то время, когда в районах Приднепровья количественно преобладают остатки домашнего скота (быков, лошадей, свиней, коз и овец), которые свидетельствуют о том, что широкое распространение здесь получило скотоводство, а добыча диких зверей имело уже подсобный характер, в западных районах современной территории Украины основной формой хозяйства первобытных славян была охота.
Это объясняется, с одной стороны, большим количеством охотничьих зверей, особенно оленей обычных, лосей, косуль и диких кабанов, населяющих дремучие леса, которые тянулись вдоль Днестро-Бугского водораздела, и, с другой стороны, ландшафтно-географическими условиями Приднестровья (нетронутые лесные массивы) и низкой производительностью земледелия, тормозило развитие скотоводства.
О таежном характере тогдашних лесов неоспоримо свидетельствует находка в одном и том же месте (Лука-Врублевецка) остатков комплекса таких типично стенотопных животных, как лось, рысь и медведь.
Со второй половины последнего тысячелетия до нашей эры на территории современной Украины происходят постоянные большие перемещения населения. Степные просторы населяли воинственные племена кимерийцев, которых сменили раннескифские земледельческо-скотоводческие племена; дальше на север жили андрофаги, меланхлены и невры (по Геродоту). На территории современного Крыма кочевали тавры, а позже - скифы, перешли от кочевой жизни к оседлой. Наконец, начиная с середины III века до нашей эры, господствующие племена, особенно в степях Причерноморья и Приазовья, становятся сарматы.
Образ жизни земледельческо-скотоводческих племен трипольской культуры, типично скотоводческих племен среднеднепровской культуры, пастушеских племен катакомбной культуры, наконец племен срубной и комаровской культуры - всех этих предшественников славян - характеризовали дальнейшим укреплением оседлости; охота на диких зверей в них постепенно теряла жизненную необходимость, поскольку мясные продукты питания они добывали несравнимо более легким способом (выращивание домашнего скота). Однако, несмотря на различный характер направления культуры, хозяйства и быта этих племен, независимо от того, кочевой или оседлый образ жизни они вели, охота продолжает занимать в них значительное место в хозяйственной деятельности.
Земледельческие племена, защищая свои посевы, охотились на туров, зубров, диких лошадей, оленей, лосей и диких кабанов; пастушеские скотоводческие племена, охраняя стада домашних животных, вынуждены были вести постоянную борьбу с медведями, волками, россомахами и рысями. В связи с оживлением торговых связей с античными центрами, особенно с греческими, высокую степень развития приобретает охота на бобров, лисиц, куниц, белок и зайцев. За мех и шкуры диких зверей - скифы и сарматы получали одежду, вино и другие нужные им предметы. Промысел диких зверей в эти времена в значительной степени способствовал прогрессу экономической и культурной жизни местных племен.
По технике охоты, она в течение всего этого времени хоть немного и совершенствовалась, но в целом мало прогрессировала. Способы его были почти одинаковы во всех племен. Все они уже использовали лошадь и собаку, а основным охотничьим оружием были лучше обработаны копя, дротики, усерднее изготовлены луки и стрелы с бронзовыми или железными наконечниками.
Все шире применяются различного типа бронзовые и железные ножи, топоры, чаще используются различные ловушки и ловчие сети, которые остаются почти без изменений много веков.
Первые века нашей эры не принесли охотничьей отрасли хозяйствования существенных изменений. Благодаря значительному количеству многих видов диких животных, существовавших в те времена, можно было успешно добывать их старыми средствами охоты.
В это время заметно активизируются торговые связи с малоазиатскими центрами южного Причерноморья, куда с территории Украины вывозится много хлеба. Это способствующе отразилось на резком оживлении земледелия, нo, как известно, издавна было основным занятием восточнославянских племен. Но рядом с земледелием в хозяйственной деятельности южных славян и в частности антов, которые с III века населяли юго-западную территорию Украины и племен Северного Причерноморья, важное значение имели как скотоводство, так и охоты. Это подтверждается проявлением в раскопках их поселений костей домашних и многих диких животных. В частности, данные раскопок Ольвии дают представление об основном видовом составе охотничьих зверей, которых добывали здесь во время охоты в I-IV веках нашей эры. Это были олени, сайгаки, дикие кабаны, куланы, косули и тому подобное.
О разнообразии охотничьей фауны в первые века нашей эры на территории Крыма свидетельствуют данные раскопок Неаполя Скифского. Анализ обнаруженных костей неоспоримо показывает, что здесь, кроме обычных для Крыма диких зверей - зайцев, барсуков, лис, оленей, - были очень распространены сайгаки, речные бобры и дикие кабаны.
Нет сомнения, что эти ценные виды зверей играли существенную роль в промысле крымских скифов, подтверждается искусно выполненной фреской в сводах Неаполя Скифского, где изображена охота скифов на диких кабанов. Теперь этих животных нет в фауне Крыма.
Начиная с VI в. и позже, особенно во времена Киевской Руси, экономическую основу тогдашнего общества все больше составляет земледелие и скотоводство.
Вместе с тем огромные лесные массивы, непроходимые болота, богатая гидрографическая сетка, покрывали значительную территорию Украины, способствовали быстрому размножению большого количества видов охотничьих животных. Это не могло не способствовать развитию охоты как вспомогательной отрасли народного хозяйства.
В это время значительно совершенствуется и техника охоты. Добывают диких зверей с помощью различных ловушек, капканов, сетей; травят животных большими стаями охотничьих собак, используют на охоте хищных птиц (соколов, ястребов и т.д.).
Из летописи Нестора узнаем, что предки славян, населявших территорию нынешней Украины, в те времена (IX в.) «ядуще мертвечину и всю нечистоту, хомяки и сусолы» есть включали в состав охотничьих зверей и такие виды, которые позже потеряли свое как съедобное, так и меховое значение.
Данные летописных источников и других старинных исторических документов свидетельствуют, что тогдашняя охотничья деятельность славян удовлетворяла не только их натуральные потребности в мясном питании, но и поставляла большое количество шкур и меха феодалам для внутреннего и внешнего рынка.
О большом количестве пушных зверей, в частности куниц, которых добывали во второй половине X в. под Киевом, и об их высокой стоимости в целом свидетельствует такой факт: когда варяги в 970 г.. потребовали от князя Владимира «выкуп по 2 гривне от человека», то Владимир, ответив им «подождете, да же вы куны сберут, за месяц» , уплатил этот большой выкуп куницами, которых успел собрать в течение всего месяца.
Еще большее количество куниц пришлось Киеву оплатить в начале XI в. (в 1018) во время княжества Ярослава, когда князь Болеслав со Святополком, победив его в бою, обложил население данью «от мужа по 4 куны, а от старост по 10 гривен, а вот бояр по 18 гривен».
Интересно отметить, что Киевская Русь в X в., экспортируя меховые изделия, вместе с тем ввозила значительное количество меха тех видов животных, которых не было на территории Киевской Руси (соболь, песец и т.п.). Об этом свидетельствует такой факт: мотивируя необходимость оставаться вдали от Киева - в Переяславце на Дунае, великий князь Святослав говорил, что «то есть среда земли моей, яко ту вся благая сходятся » и, в частности,« Из Руси скора», то есть мех.
Постоянный спрос на мех на мировых рынках, естественно, способствовал подъему производительности охотничьего промысла и усиливал связи между различными слоями общества, различными районами страны и тому подобное.
Следовательно, и во времена Киевской Руси охоты на диких зверей и торговля меховым сырьем играли заметную роль в экономической и социальной жизни общества.
Вместе с тем нельзя не отметить, что в конце первого тысячелетия нашей эры охоты все больше теряет жизненную необходимость для человеческого общества. Однако неоспоримым доказательством того, что в народном хозяйстве тех времен охота занимала определенное место, есть фрески на охотничьи темы, выполненные по указаниям большого князя Владимира Мономаха на стенах лестницы в Киевском храме св. Софии (теперь Государственный заповедник-музей).
Анализируя состояние охоты в этот период, никак нельзя согласиться с утверждениями некоторых авторов, например Н. Кутепова, что на этой ступени «охота становится искусством, привилегией высших классов общества», что оно является «любимым делом людей изобилия».
На самом деле факты свидетельствуют о другом. В этот период, период роста эксплуатации народных масс господствующими слоями княжества, на территории Украины уже не было свободной охоты, какой она была в до княжеские времена.
Все больше земельных территорий скапливается в одних руках. Большая земельная собственность, захват лучших охотничьих угодий, особенно плотно населенных дикими зверями, создавшемся к образованию огромных закрытых территорий, на которых добывали диких зверей только владельцы-феодалы.
Такие закрытые княжеские охотничьи угодья существовали уже в X веке. Еще во времена княжения Святослава (946 г..) Такие угодья его мать Ольга объявляла собственностью князя.
По летописи: «... И идет Ольга с сыном своим и с дружиной, уставляющы уставы и уроки; суть становища еъ ловища» или « ... Ловища ея суть по всей земли, знамянья и места и повосты, ... и по Днепру перевесища и по Десне ». Появление на таких княжеских ловищах посторонних лиц жестоко преследовалась и даже каралось смертью.
Очень ярким примером этого может служить факт убийства Люта - сына Свенельда - военачальника жены князя Святослава, который в погоне за зверем попал на территорию «ловищ» князя Олега и был им убит. «В лето 6483 (975 г.). Лов деющю Свенальдичю, именем Лют, ишед потому из Киева гна по звери в лесе; и узре Олег ... и заехав уби и, бо ловы дея Олег ».
На небольших свободных территориях количество дичи под влиянием преследования быстро уменьшается, звери убегают или на закрытые территории или на земли, очень отдаленные от населенных мест.
Позже простолюдинам еще труднее становится охотиться, еще больше ограничиваются условия охоты. Только князья могли охотиться на великого зверя. Вводятся егерские команды, на которых возлагаются обязанности охранять леса и диких зверей.
Существует неправильное мнение, что охота только для народных масс того времени была промыслом, с помощью которого обеспечивались жизненные потребности, средством существования и уплаты налогов, тогда как для князей или других привилегированных лиц охота была только спортивной страстью, развлечением и т. д.
Старинные документы свидетельствуют, что охота и для князей в ряде случаев была не только спортивной развлечением, но и очень важной статьей доходов; кроме того, оно было средством заготовки мяса для княжеской дружины.
Это также говорит и о неверности утверждения, что в X- XIII в. охота полностью превращается из «мясной охоты» на охоту преимущественно «меховую». Нет сомнения, что и в это время охота в значительной степени сохраняла «мясной интерес», хотя в ряде районов действительно приобретала ярко обнаруженный пушно заготовительный характер. Последнее объяснялось тем, что мех в этот период был важнейшим предметом обмена в торговых связях с Востоком, Грецией и Болгарией.
В XII в. как в южных степях, так и в центральной части Украины (Киевские земли), где еще сохранялись огромные лесные массивы, водились туры, зубры, лоси, олени, дикие лошади, дикие кабаны, волки. В значительном количестве еще встречались и промышленные пушные звери: куницы, бобры, выдры, лисы, белки и тому подобное.
Как свидетельствуют палеозоологические находки, очень распространен на территории Украины был тогда кулан, остатки которого обнаружены как на крайнем юге (в раскопках Одесской и Николаевской областей), так и в северных районах (вблизи г.. Киева и в аллювиальных песках на Деснянских косах) .
В первую половину второго тысячелетия численность диких зверей, особенно крупных копытных, по сравнению с прошлым заметно, уменьшается. Большие княжеские охоты приобретают массовый характер, в них участвуют военные жены в полном составе. Во время таких охот погибало огромное количество зверей.
Сохранились сведения об одной из многочисленных охот того времени на зубров, которую устроил в 1154 галицкий князь Ярослав Осмысл в честь своего гостя, наследника византийского престола Андроника Комнена. Сотни зубров погибли в результате этой охоты, в которой принимали участие великий князь Киевский и многие другие князья.
Постоянное преследование охотничьих зверей человеком и быстрое развитие земледелия повлекли в ряде видов к изменению биотопов, что вызвало даже массовые перемещения отдельных элементов фауны из районов их исконного проживания к совершенно несвойственным им стациям.
Еще в середине XII в. олени были постоянными жителями открытых пространств Украины, поселяясь здесь в зарослях плавней рек, по залесенных балках или среди густых байрачных кустарников. Позже они вытесняются человеком с лесостепных, очень сжиженных лесов и, наконец, приспосабливаются к жизни в больших лесных массивах (Карпаты) или в горных лесах (Крым).
Именно в это время зубры, населявшие степные и лесостепные районы, были вытеснены на север, в малонаселенные районы хвойных лесов. Исследование костных остатков зубров, найденных под Киевом, свидетельствует, что эти мощные степняки, попав в неблагоприятные условия хвойных лесов, начали мельчать, и, едва прозябая, сохранились в виде мелкой формы в нескольких экземплярах в Беловежской Пуще до наших дней. Это подтверждается и данными раскопок древнего Гродно, которые свидетельствуют, что зубры еще в XII- XV в. были огромных размеров, весом более тонны, тогда как вес современных зубров обычно не превышает 500 кг.
Заметное уменьшение охотничьей фауны заставляет князей проявлять серьезное беспокойство о состоянии своих охотничьих угодий. Если к XII в. охотничье хозяйство регулировалось преимущественно неписаными законами и народными обычаями, то теперь княжескими уставами регламентируется порядок налогообложения звериных охот, а в XIII в. уже впервые узакониваются меры наказания за нарушение существующих охотничьих правил. Например, за кражу перевисной сетки виновный уплатить 3 гривны штрафа князю и 1 гривну владельцу сетки за кражу бобра из норы - 12 гривен штрафа и тому подобное.
Но такое положение некоторого обеднения охотничьей фауны касалось только центральных, густо заселенных районов, в целом же территория Украины в те времена отличалась особым богатством зверей.
Следует отметить, что в жизни отдельных княжеств были времена, когда охотничьи богатства спасали жизни подавляющего большинства населения. Так, в первой половине XIII в., Когда огромное монголо-татарское войско во главе с ханом Батыем вторглось в Восточную Европу. С невероятной жестокостью завоеватели сожгли и разрушили много городов и поселков юго-восточной Руси (в том числе и Киев в 1240 г.). Значительную часть населения монголо-татары истребили или взяли в плен.
И вот в это тяжелое время большинство населения, оторванное от своих домов, скрываясь от татарских захватчиков по дебрям, оврагам и камышах плавней, снова живет в основном за счет добычи зверей на опустошенных безлюдных просторах южных причерноморских и приазовских степей, отличались особым богатством охотничьей фауны.
По свидетельству летописей, такое же положение было и в северных полесских землях, где обнищавшее население вынуждено было в этот тяжелый период существовать только за счет охоты. В частности ятвяги, населявшие берега Буга, выменивали хлеб и соль на продукты охоты в соседних племен, сохранивших оседлость. В особенно голодный 1279 их послы обратились за помощью к князю Владимиру с просьбой дать им хлеба за мех и воск: «пошли нам жито свое на продажу. Мы с радостью будем давать: воску, белок, бобров, черных куниц и зубров ».
В XIII-XIV вв. закрытые охотничьи угодья с ограниченным пользованием занимают еще большие площади. Это вызывает недовольство народных масс, возникают настоящие народные волнения. Как свидетельствуют летописные источники XIII в., под такие заповедные земли отводились даже территории с большой плотностью поголовья зайцев. В этих летописях упоминается факт народного возмущения действиями князя Ярослава, который захватил лучшие угодья охоты на зайцев. Обиженные люди спрашивали князя: «Чому еси отъял заячими ловци».
В XIV-XV вв. и в течение всего средневековья (до конца XVI в.), когда подавляющее большинство славян на территории Украины добывало себе средства существования земледелием или скотоводством, охота продолжает играть не кой-какую роль не только в экономике, культуре, но и в военном деле.
На больших княжеских охотах, в которых принимали участие воины его дружины, они приобретали ценных качеств, как твердость духа, мужество, выносливость, смелость и тому подобное. Охотничье оружие - луки, копья, топоры, мечи и кинжалы - были одновременно и личным военным оружием.
В тактике ведения боя широко использовались средства, которые применялись и во время массовых облавных охот на крупных зверей.
Достаточно сказать, что в XIV в. с появлением пороха и огнестрельного оружия (1389), первые мушкеты, а позже (в начале XV в.) винтовки были не военным, а охотничьим оружием. Не лишено интереса и то, что переход от кремневых к капсульным ружьям, пользование гильзами во время стрельбы - все это также впервые применялось в охотничьей практике и лишь значительно позже в военной.
По свидетельству старинных документов и древних литературных источников, состояние охотничьей фауны XVI и даже XVII в. характеризовался богатством зверей, населявших малообжитые или совсем не заселенные еще в то время просторы южной и юго-восточной части Украины.
По М. Литвину, в шестидесятых годах XVI в. в районе Среднего Днепра и далее на юг диких зверей: зубров, диких лошадей и оленей была такая сила в лесах и на полях, за ними охотились только ради кожи, а мясо, в связи с большим количеством его, бросали, за исключением филейных частей; ланями и дикими кабанами совсем пренебрегали. Дикие козы в таком огромном количестве перебегали зимой с степей в леса и летом обратно в степи, каждый крестьянин добывал их ежегодно до тысячи. По берегам рек в массе встречались поселения бобров.
Посланник польского короля Стефана Батория к крымскому хану Мухаммед-Гирея, описывая Савранский (Очаковские) степи (в 1579), сообщал, что «в этих степях водятся дикие буйволы, лоси, дикие лошади, олени, дикие кабаны и степные медведи».
Очевидно, в течение многих веков этот район Украины имел особенно благоприятные условия для массового размножения диких животных. Это подтверждается хотя бы тем, что князья Галицкие, Волынские и Черниговские, которые были обладателями наиболее дремучих украинских лесов, еще в XII в., устраивая большие охоты, «... конечно отправлялись по Днепру на лодках в устье Тисменици», то есть далеко на юг Киевской земли.
В конце XVI и в начале XVII в. в южных степях Украины еще встречались представители древней охотничьей фауны. В байрачных зарослях открытой степи водились медведи. Один из них выше впадения реки Суры в Днепр добыл немецкий посол Эрих Лясота (1594) во время путешествия с Базавлука от запорожцев.
Чуть позже Гильом Левассер де Боплан, описывая особенности степной фауны Украины (1 650), вспоминает о стада оленей, диких коз, огромных размеров диких кабанов и диких лошадей, ходят табунами по 50-60 голов.
Из других зверей Боплан вспоминает сурков, что в большом количестве встречались между реками Сулой и Супоем, и сайгаков обычных в приднепровских степях.
Именно в этот период, когда потребность в мехах и шкурах крупных копытных для внешнего рынка, в связи с торговыми отношениями Украины с Турцией и Польшей, все росла, плотность поголовья особо ценных охотничьих видов, как туры, зубры, лоси, бобры, выдры, куницы и т. д., катастрофически уменьшалась.
Опасение потерять такой важный источник государственных доходов, как охотничьи звери, заставляло князей и других магнатов чаще проявлять заботы по их сохранению и охране. Так, в 1443 король польский Ягелло издал указ об ограничении охоты на тарпанов, туров и лосей, хотя еще в 1409 г. по его же приказу на территории соседних с Украиной Беловежких лесов успешно ловили диких лошадей-тарпанов для литовской конницы.
Известно, что в начале XVI в. с целью сохранения отдельных видов животных от вымирания вблизи Белой Церкви был организован заповедник, в котором зубры и туры находились под строгой охраной.
Одновременно отдельные виды пушных зверей, как бобр и куница, в ряде районов Украины даже были изъяты из числа промышленных объектов народного пользования. По требованию специальных указов эти звери подлежали обязательной сдаче в княжескую казну.
Во второй половине XVI в., особенно после заключения Люблинской унии, на Волынской, Киевской и Черниговской землях, где господствовали польские и литовские магнаты, строго запрещалось всем крестьянам охотиться на диких зверей, размером больше косули.
Но, как видим, все эти законодательные акты защиты охотничьей фауны на самом деле были направлены только против народных масс, в ущерб их интересам, на ликвидацию права свободной охоты. Такие ограничения не касались господствующих слоев общества. Они продолжают, как и раньше, устраивать большие охоты, трофеями которых нередко были десятки тысяч убитых животных.
Известно, что на большой съезд князей, ханов, рыцарей-хрестоносцев и других вельмож, был созван князем Владиславом Ягайло в честь Зигмунда Люксембургского и его свиты, ежедневно добывали в близких (район Луцка) и дальних районах Украины по сотне зубров, сотни лосей, сотни диких кабанов и многие другие промысловые животные.
В XVII в. много дичи и пушных зверей добывали в запорожских степях как специальные охотники, присланные из Москвы, для высочайшего двора, так и запорожские казаки, которые в настоящее время пользовались правом свободной охоты вдоль Днепра к побережью Черного моря.
Заслуживает внимания активный рост удельного веса в охотничьем хозяйстве конца XVII и начала XVIII в. бобровой промысла, уже проводился под государственным контролем, считался «гетманской регалией» и был в числе главных статей государственного бюджета.
О важности бобрового промысла свидетельствует то, что в составе «Войска малорусского», в полках Стародубском, Нежинском и Черниговском существовали специальные команды - «бобровники» и «стрелки», которые выполняли охотничьи задачи.
Бобровым промыслам уделяли большое внимание. В ряде гетманских универсалов, начиная с 1669 г., «Бобровник» предоставлялись особые привилегии. Бобровники имели своего бобровьего атамана, их капканы считались государственным имуществом, местное население должно было поставлять бобровникам питание и доставлять орудия лова на места ловищ (Универсал гетмана Брюховецкого).
Наконец, говоря о состоянии охотничьей фауны в XVII в., нельзя не упомянуть об уничтожении на украинских землях в этом веке первобытного быка - тура, который сыграл большую положительную роль в деле развития животноводства на Украине. Тур был родоначальником длиннорогого серого украинского скота, одной из крупнейших пород крупного рогатого скота. Не намного пережил тура в диком состоянии и зубр, который также был истреблен где-то во второй половине этого века.
Хотя заметное влияние человеческой хозяйственной деятельности на природу и, в частности, охотничье фауну начало проявляться уже 300-400 лет назад, но период конца XVIII и начала XIX в. было временем особенно поразительного объединения количественного и видового состава охотничьей фауны Украины.
Центральные районы территории Украины все больше пересекают обширные пространства, на которых интенсивно вырубаются леса, быстро увеличиваются площади, занятые под земледельческие культуры и животноводство - наиболее перспективные отрасли сельского хозяйства.
Эти существенные изменения природы прежде всего очень негативно сказывались на животном мире сплошных лесных массивов. Очень уменьшаются количественно, а иногда и вовсе исчезают лоси, дикие кабаны, медведи, рыси.
Полностью прекращается в этом веке и бобровый промысел - богатство прошлой охоты Украины. Несмотря на то, что в середине XVIII в. в Стародубском и Черниговском полках осталось всего-то из 80 «бобровников» и «стрелков», но и это небольшое количество охотников оказывала большое опустошение среди ценных пушных зверей. По существующему положению они ежегодно должны были сдавать в казну не менее 1600 выдр и 800 бобров, не считая других видов.
Если принять во внимание сравнительно небольшую территорию, на которой охотились эти команды, то не вызывает сомнения, что уже в то время материнское поголовье упомянутых видов животных было под угрозой уничтожения. В конце XVIII в. бобровый промысел на Украине уже потерял свое государственное значение. Все доходы от него присвоил себе последний гетьман К. Разумовский. Позднее (1764 г.), после отмены гетманства, бобровый промысел уже не существовал.
Под влиянием буйного развития земледелия и животноводства во многих видов охотничьих зверей наблюдается вынужденная смена исконных мест поселения, нарушаются ареалы, существовавшие до этого.
Например, такой типично степной зверь, как тарпан, что в начале XVIII в. был вытеснен далеко на юг, еще во второй половине XIX в. встречался на территории между Крымом и Днепром.
Последние косяки тарпанов, что остались здесь, наносили ущерб посевам, через которые их истребляли.
Распашка целинных земель привела к исчезновению и сурков на степных просторах Украины. Они скапливались преимущественно на нетронутых землях и здесь их уничтожали.
Лишь единичными колониями сурки более века еще просуществовали на юге Запорожской, Донецкой и Полтавской областей и в отдельных пунктах Киевской (возле Белой Церкви), Черкасской (возле Канева), Черниговской (Плиски) области. На заповедных землях сурки сохранились до наших дней в Луганской и Харьковской областях;
Показательным в этом отношении может быть такой зверь, как сайгак, который полностью был уничтожен в начале XIX в. Еще в XVII-XVIII вв. сайгаки в массе встречались как в степной, так и лесостепной части Украины, проникая на север, в Киев.
Отсутствие основных природных стаций - целинных степей - в начале XIX в. заставила сайгаков довольно плотно скапливаться на сравнительно небольшой территории Херсонской степи между Днепром и Перекопом, где они и были окончательно истреблены.
Заслуживает внимания влияние антропогенных факторов на распространение в это время отдельных видов животных, жителей открытых пространств, как, например, заяц-русак и косуля. Эти элементы охотничьей фауны, воспользовавшись созданными человеком большими безлесными площадями, быстро проникают далеко на север в лесную зону и значительно расширяют свой ареал.
Итак, как видим, происходит не только количественное, но и качественное изменение охотничьей фауны, причем это произошло не столько из-за непосредственного постоянного преследования диких зверей человеком или под воздействием высокой техники охотничьего промысла, сколько вследствие бурного развития сельского хозяйства и промышленности.
Вместе с тем, говоря о значительное обеднение фауны Украины со второй половины XVIII в., следует заметить, что в тех районах, где крестьянская культура была слабо развита в связи с малой плотностью населения, там остаются большие территории, еще пригодны для успешной промысловой эксплуатации.
Особенно славились в этом запорожские земли, где земледелие в то время не было распространено и запорожские казаки до конца XVIII в. занимались преимущественно промышленной охотой и рыболовством. Сравнительно много зверей добывали на территории современной Днепропетровской и восточной части Кировоградской областей. О характере охотничьего промысла в степных районах Украины, куда в то время еще не проникла земледельческая культура и еще даже на конец XVIII в. были богаты на диких зверей, свидетельствует топографическое описание земель, «доставшихся по мирному трактату от Оттоманской Порты во владение Российской империи 1774 года », в котором, характеризуя население этого края, инженер-подполковник Томилов сообщает:«... Есть же довольно промышляющих и звериной ловлей, ставя во многих местах железа или капканы и ими лисицу, волка и зайца ловить удается; а иные с ружьем и собаками за теми же зверьми; и хотя изредка, однако бьют из ружей и диких лошадей, и сугаков, и диких коз; а за свиньями и кабанами почти охоты не имеют. Железа ставят и в воду и трафляют довольно ловить выдры ».
Итак, подавляющее большинство видового состава промысловых зверей в настоящее время здесь составляли зайцы, лисы, волки и выдры. Диких лошадей, сайгаков и косуль, что в массе населяли эти районы еще в прошлом веке, добывали лишь изредка, а о таких зверях, как олени, медведи, автор даже и не вспоминает.
Промысел диких зверей на Украине и состоянии охотничьей фауны в XIX в. претерпевает полного упадка. Бурный рост промышленности, строительство многочисленных заводов и фабрик способствовали возникновению и быстрому росту городов и рабочих поселков, увеличению длины железнодорожной сети в стране. С каждым годом все растет спрос на строительную древесину, в связи с чем по всей Украине с невероятной скоростью рубят лес.
В XIX в. заканчивается процесс усвоения степной части Украины, которую теперь почти сплошь покрывают помещичьи обработанные поля. Итак, если обеднение фауны центральных и северных районов Украины тесно связано с беспощадными вырубками лесных массивов, то в южных степных районах ряд видов охотничьих зверей исчезает под влиянием сплошной пахоты целинных земель.
Раньше других здесь погиб кулан, чему в немалой степени способствовала вера в целебные свойства его жира и шкуры, к тому же и мясо куланов славилось особенно высоким качеством. В 70-х гг. Полностью исчезли сайгаки, которые еще в 50-х гг. водились в Херсонских степях.
Последний косяк диких лошадей - тарпанов - в количестве 7 голов был уничтожен также в 70-х гг. на территории Заградовской степи (Херсонская губерния). Последняя на земном шаре самка тарпана была забита в степи бывшей Таврической губернии (Днепровский район) в 1882 г.
Олени и дикие кабаны, которые еще в недалеком прошлом встречались во всех лесных массивах правобережной части Украины, с уничтожением этих лесов (в 1877 г..) Также погибли и в дальнейшем сохранились лишь в нетронутых карпатских лесах и по помещичьих лесах. Под угрозой полного уничтожения находились росомахи, выхухоли, сурки, бобры, выдры и лесные куницы.
Следует отметить, что катастрофическому обеднению охотничьей фауны в XIX в. во многом способствовало быстрое распространение охоты с ружьем, которое, начиная с 50-х годов, занимает господствующее положение среди всех способов добывания диких зверей.
Все это привело к тому, что к концу XIX в. всю территорию Украины было определено не промышленным районом и на ней не осталось ни одного вида зверя, который бы сохранил промышленное значение. Особенно процветает в это время охота как развлечение.
Не произошло существенных изменений в жизни охотничьей фауны и в XX в. Состояние охотничьих зверей, охрана их, а тем более восстановление их запасов никого не беспокоили. Зверей добывали примитивными способами, соблюдали сроки охоты, из-за чего погибало много молодняка.
Под влиянием чрезмерного промысла и антропогенного изменения ландшафтов, в частности массовых вырубок приречных лесов, изменения гидрологического режима рек почти полностью вымер бобер. Он остался лишь единичными колониями или даже отдельными парами только по отдельным рекам Волынского Полесья.
В начале этого века окончательно было истреблено росомаху, которая еще в прошлом веке случалась не только на Полесье, но и заходила в лесостепные районы.
Косуль, что в прошлом населяли украинские степные просторы, в начале XX в. во многих районах Украины или не было, или они принадлежали к числу редких охотничьих видов.
О характере направления охотничьего хозяйства в начале XX в. узнаем из описания Украины в 1903 г., где сообщается, что «Охотничий промысел лишь в очень редких случаях имеет исключительную цель получения продуктов питания, в подавляющем же большинстве случаев существует только как забава или отдых»
Это подтверждается также и законами об охоте, выданным в это время царским правительством. Все они были направлены на удовлетворение спортивных интересов охотников из привилегированных слоев общества. Вполне понятно, что такие законы не могли не довести охотничье хозяйство дореволюционной Украины в полный упадок.
Еще больше сократилось поголовье зверей, находящихся в помещецких лесах и парках (олени и косули), в период острой нехватки продуктов питания во времена гражданской войны и в годы интервенции.
С победой Великой Октябрьской социалистической революции и установлением Советской власти были спасены от окончательной гибели остатки пушных богатств Украины, в том числе несколько десятков бобров, пара сотен выхухолей, сурков, очень незначительное количество выдр, норок, лесных куниц, степных хорьков, белок и др.
Уже в первые годы Советской власти были приняты меры, направленные на сохранение ценных видов охотничьей фауны и увеличение плотности их поголовья в стране. Эти меры нашли отражение и в плановом регулировании добычи зверей, и в ограничении сроков охоты, и в борьбе с браконьерством, и в лицензионных отстрелах отдельных видов животных и тому подобное.
В результате многие виды, которые уже вымирали, в значительной мере восстановлены, а некоторые из них, такие как выдры, куницы, норки, белки настолько размножились, что в ряде районов их заготавливают.
В течение первых пятилеток вводится плановое использование второстепенных неохотничьих пушных зверей: кротов, сусликов, хомяков, водяных полевок и тому подобное. Некоторые из них быстро заняли важное место в заготовках пушнины на Украине, и мех их пользуется большим спросом как на внутреннем, так и на международном рынке.
Для восстановления запасов зверей в тех местностях, где они существовали в прошлом, проведена большая работа по реакклиматизации отдельных видов. Так, в 1952, 1955 и 1956 гг. в Аскании-Нова, Крымского и Воронежского заповедников было завезено благородных оленей в леса Печенежского охотничьего хозяйства (Харьковская область), в 1956 р. оленей с Воронежского заповедника выпустили в Ушомирское охотничье хозяйство (Житомирская область); в 1957 г.. с Крымского государственного заповедника завезено оленей в государственное лесоохотничье хозяйство «Залесье» (Киевская область).
Несколько десятков бобров завезено из белорусской популяции, которыми заселены районы прошлых «бобровых гонов» в долине Днепра, ниже Киева и в Ушомирском охотничьем заказнике.
Не раз пополняли поголовье косуль, которых завозили из бывшей Дрогобычской и Кировоградской областей (в «Залесье», в 1950, 1954 гг.); из хозяйства «Голоче» в 1958-1959 гг. много косуль завезено в охотничье хозяйство «Белозерское» (Переяслав-Хмельницкий лесхоз, Киевская область).
С целью увеличения плотности поголовья зайцев-русаков на территорию Киевской, Полтавской и Харьковской областей в 1928-1935 гг. выпущено около 300 зайцев, которых выловлены в степной зоне Украины.
Позднее (1958 г.) зайцев специально завозили из Польши; в количестве 172 головы их выпустили в Дымерском охотничьем хозяйстве и 30 экземпляров - в Белозерском.
В (1959-1962 гг.) большое количество зайцев завезено из Чехословакии (более 2000 голов) свыше 3000 зайцев выловлено в Запорожской области, которых в порядке межобластных перемещений выпущено в ряде областей Украины. На территории Крымской области возрожден дикий кабан, куда в 1957 г. завезены из Приморского края стадо в количестве 37 голов; с далекого Востока завозили диких кабанов также и в «Залесье» (1958 г.). В результате проведенных мероприятий плотность этих почти полностью истребленных в прошлом, зверей достигла такого уровня, что теперь теперь на оленей, косуль и диких кабанов уже разрешена лицензионная охота.
С целью обогащения состава охотничьих видов животных был проведен ряд мероприятий по акклиматизации новых для фауны Украины зверей: енотовидной собаки и ондатры. Эти новые охотничьи звери быстро распространились на значительной территории страны и уже заняли соответствующее место в заготовке пушнины.
В период 1956-1958 гг. с целью акклиматизации завезено из Далекого Востока также большое количество (50 голов) пятнистых оленей, которых выпущено в леса Киевской и Черкасской областей. В это время пятнистых оленей завозили и из Аскании-Нова (100 голов), которых выпустили в Киевской и Винницкой областях. В 1952 г. из Аскании-Нова с этой же целью завезли ланей (10 голов), которыми заселили леса Сухолесского массива (Узинский район, Киевской области).
Все это полностью опровергает «теорию» о том, что обеднение продуктивности «дикой природы» зависит от роста культуры и активизации хозяйственной деятельности человека, с ростом населения, интенсивным развитием народного хозяйства, интенсификацией сельского хозяйства и сплошной вырубкой отдельных лесных массивов, быстро сокращается сырьевая база и охотничье хозяйство теряет перспективы дальнейшего роста.
Вместе с тем известно, что сплошные вырубки сосновых лесов, наоборот, способствуют существованию таких охотничьих зверей, как лось, косуля, олень, заяц-русак, поскольку здесь на месте высокоствольных, бедных в флористическом отношении лесов разрастается лиственная поросль, вырубки густо покрываются травами, создают прекрастную кормовую базу для этих охотничьих животных.
В таких лесах создаются биотопы, благоприятные для активного размножения мышевидных грызунов, которые привлекают сюда таких пушных зверей мышеедов, как лиса, черные хорьки, горностай и др.
В степных областях в последнее время стали обычным явлением факты, когда лисы, идя напрямую тракторным плугом, вылавливают мышевидных грызунов в разрушенных норах и собирают личинок вредных жуков, совсем не реагируя на грохот тракторного мотора.
Бобры на Украине, где их не преследуют, живут в стациях, непосредственно примыкающих к приусадебных участков колхозников (Житомирская область). Как видим, охотничье хозяйство Украины, основываясь на плановых основах и набирая за последние годы новых организационных форм, все больше превращается в перспективную отрасль народного хозяйства. Будучи дополнительным источником государственных доходов, охота вместе с тем является одним из самых популярных видов спорта и отдыха.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить