kabanshik.jpg
hunting_dogs.jpg

Биология соболя

Суточная активность соболя. Несмотря на свои относительно небольшие размеры, соболь способен пробежать за сутки несколько десятков километров. Летом в Западно-Сибирской равнинной тайге бывшего Кондо-Сосвинского заповедника, где и ночью светло как днем, соболь активен круглые сутки. В. В. Раевский (1947), занимавшийся мечением этих зверьков, пишет: «Летом лайки загоняют соболей по свежим следам совершенно одинаково как днем, так и короткой белой ночью». По наблюдениям О. К. Гусева (1966), в Баргузинском заповеднике зимой с 9 до 15 час соболь малоактивен. На эти часы приходится 14 % зарегистрированных следов, на полуночные часы — 16 %, а на сумеречные вечерние и утренние часы — около 70 %. На Алтае Н. А. Лукашев (1976) с группой студентов изучал круглосуточную активность соболя на 11-километровом маршруте.

По этому маршруту наблюдатель (с фонарем ночью) отправлялся через каждые четыре часа и регистрировал, затирая все пересекавшие маршрут, следы соболя. За шесть суток маршрут был пройден 36 раз, что составляет в общей сложности 396 км. Самая низкая активность зарегистрирована с 18 до 2 час ночи (по пять следов за каждые 4 часа), затем с 2 до 6 час она возрастала, снижаясь в следующий четырехчасовой отрезок времени (с 6 до 10 час) и снова усиливалась с 10 до 14 час. Пик активности соболей, когда количество следов утраивалось, приходился на 14—18 час. В общем, на дневное время с 10 до 18 час приходилось 50 % всех учтенных следов и столько же на остальные часы суток, то есть выявлена круглосуточная активность соболей.

Во время метели, при потеплении до —10 °С соболи, видимо, отсиживались в своих убежищах, и в течение 36 часов «непогоды» следов их на маршруте не обнаружено. В сильные морозы соболи часто не покидают свои постоянные убежища в течение нескольких дней. В. В. Раевский относит это к многодневному зимнему сну. Н. А. Лукашев сообщает, что при морозе в 30—35 °С количество следов на маршрутах сокращалось в среднем в девять раз по сравнению с температурным оптимумом —20— 25 °С. Сильно уменьшалось количество соболиных следов и в теплую погоду при —5 — 10 °С.

Активность соболя сокращается, когда ему удается поймать крупную жертву. У задавленной кабарги соболи живут по нескольку суток, а у пойманного глухаря соболь кормился трое суток, скрываясь в дуплистом дереве в 30 м от жертвы.

Длина наследа соболя от одного запуска до другого (ухода в убежище) зависит от обилия кормов и успешности его охоты, а также от погоды. В Зауралье и в бассейне Печоры она варьировала от 2 до 9 км, на Алтае от 3 до 12 км, на Баргузинском хребте (по О. К. Гусеву) в ноябре — декабре по рыхлому снегу от 3 до 9 км, а в марте по насту достигала 16 км. У самок одноразовые наброды короче, чем у самцов.

Длину следа соболя от одного запуска до другого ошибочно, на наш взгляд, принимают за показатель суточной активности и используют эти данные при определении плотности населения соболя. При этом не учитывается, что соболь в течение суток выходит на охоту несколько раз. По длине жировок можно приблизительно подсчитать, сколько времени соболи находятся на поверхности в поисках пищи от выхода до захода в убежище. Для этого нужно знать длину каждого прыжка (в среднем 52—54 см) и количество прыжков за единицу времени. Г. Д. Дулькейт хронометрировал бег соболя и установил, что средняя скорость его бега близка к 8 км в час. Следовательно, не более чем за 2 часа он может пробежать свой одноразовый жировочный маршрут от одного запуска до другого с учетом задержки при ловле жертвы. Значит, остальные 22 часа он должен отсиживаться в убежище, что при нормальных условиях маловероятно. Это еще раз подтверждает то, что соболь выходит на охоту в течение суток несколько раз.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить