los.jpg
am_norka.jpg

Охота на пушного зверя

Биология кротов

Кроты. В СССР встречаются три вида кротов рода Talpa, из которых обыкновенный и алтайский являются важными охотничье-промысловыми видами. Малый крот (Т. herzegoviensis Bolkay), обитающий спорадично на Западном Кавказе, сравнительно малочислен и самостоятельного промыслового значения не имеет.

Алтайский крот (Talpa altaica Nikolsky)

заселяет Западную и среднюю Сибирь к востоку от линии озеро Зайсан — с. Убинское — г. Семипалатинск — пос. Тара и Сургут до восточной границы по pp. Селенге, Верхней Лене (до Усть-Кута) и верхней части бассейна р. Вилюя.

Крот обыкновенный (Talpa europea L.)

населяет к западу от левых притоков Нижней Оби и правых притоков Иртыша.
Оба вида не живут в сухих степях, полупустынях, пустынях, в глухой тайге и на водораздельных ландшафтах тайги, в лесотундрах и тундрах. На громадной территории нашей страны по размерам и другим особенностям строения выделены пять подвидов обыкновенного и два подвида алтайского кротов.

Алтайский крот

крупнее крота обыкновенного, с более прочной шкуркой. Кроме того, он отличается тем, что имеет латентную стадию беременности, которая длится около 9 месяцев (с июня по май). У обыкновенного крота спаривание бывает в марте-апреле. Детеныши (3—9 шт., в среднем 4) родятся с конца апреля до первой половины июня. Срок беременности точно не установлен (по разным данным, от 30—32 до 50— 60 дней). На Украине у крота бывают два пика попадания молодняка в капканы: в июне и октябре, что говорит о двух периодах размножения. В остальном образ жизни и экология кротов этих видов очень сходны. Питаются они дождевыми червями и почвенными насекомыми.

В местах обитания кротов почва изрыта сложным лабиринтом поверхностных и более глубоких ходов, при прокладке которых зверьки делают выбросы земли на поверхность (кротовины). На дорожках и других участках уплотненной почвы можно видеть валикообразно приподнятые следы подземных переходов крота. В таких переходах охотники и ловят кротов, устанавливая проволочные кротоловки или деревянные кулемки. В одном переходе в течение сезона отлова добывают 10 и более зверьков, в богатых кротом угодьях черноземной полосы по нескольку десятков кротов.

Численность кротов обоих видов неодинакова в разных частях их ареалов. С наибольшей плотностью кроты заселяют хорошо увлажненные, богатые гумусом и почвенной фауной районы черноземной и причерноземной полосы страны, участки предгорий и речные поймы. В зоне широколиственных лесов и подзоне южной тайги крота значительно больше, чем в типичных для вида стациях северной тайги.

Численность крота в пределах одного района сильно меняется по годам. Главная причина этих изменений заключается в глубине промерзания почвы зимой. В малоснежные морозные зимы много кротов гибнет. Немногочисленные зверьки сохраняются только в наиболее благоприятных, защищенных скопившимся снегом местах. После таких зим численность крота падает настолько, что целые географические районы на 1—2 года теряют свое промысловое значение по этому виду.

Размеры смертности крота в зимний период не установлены. Но заготовки после неблагоприятных зим снижаются очень резко. Например, в Кировской области в 1949 г. было заготовлено около 200 тыс. шкурок крота, а в 1951 г. после двух неблагоприятных зим заготовки снизились в 4 раза. Это вызвано тем, что зимой 1950/51 г. почва промерзла на 150—170 см, а с осени был продолжительный гололед. В Калининской области после глубокого промерзания почвы в 1954 и 1964 гг. заготовки шкурок крота падали примерно на одну треть. Глубокие спады заготовок известны для Южного Урала и Приуралья, а также Западной Сибири и Алтая. В этих районах, кроме зимнего промерзания почвы, на численность крота влияют весенние и летние засухи.

Данные о плотности населения крота на единицу площади получить трудно, так как недостаточно сведений об использовании территории особями, расселении молодняка и значении миграций в жизни популяций. О численности кротов судят по количеству ходов на 1 км маршрута, по данным отлова кротов в пересчете на ловушко-сутки и по общей продуктивности промысла на отдельных участках. Однако всегда неясно, с какой площади отловлены кроты и насколько интенсивно опромышлена территория, условно принятая за учетную. Правда, в ряде мест получены конкретные цифры запаса кротов на единицу площади. Например, в Тульских засеках летом насчитывали 200—250 кротов на 100 га старолесья.

Чаще всего о численности крота судят по выходу шкурок с единицы кротовых угодий, хотя он зависит еще от развития кротового промысла. Максимальный выход шкурок в Слободском районе Кировской области в среднем за 11 лет (1948—1959 гг.) составил 58 шт. с 1 тыс. га лесной площади. На Украине за 16 лет (1950— 1965 гг.) среднегодовой выход по областям составил от 50 (Черниговская область) до 1000 кротов (Львовская, Виницкая, Хмельницкая, Тернопольская области) с 1 тыс. га. В Калининской области среднегодовой выход шкурок в 60-х годах изменялся по районам от 76 до 3071 шт. на 1 тыс. га. В 1937—1939 гг. по Кемеровской области добывали от 28—30 до 960—1700 кротов с 1 тыс. га свойственных виду угодий.

Промыслом крота до революции в России не занимались. Он начал развиваться в 20-х годах. В 1924/25 г. было впервые заготовлено 2100 шт., но уже в 1935 г. заготовили рекордное количество— 33 млн. кротовых шкурок (рис. 7). В послевоенный период заготовки сильно снизились. Это было вызвано главным образом упадком промысла вследствие малой материальной заинтересованности охотников в добыче крота. Запасы его используются слабо. Добыча может быть резко увеличена, хотя, возможно, и не до такого высокого уровня, как в 30-х годах. Сейчас около 94% шкурок кротов дает РСФСР, примерно 5% Украина и Белоруссия, 1 % — Прибалтийские республики. В остальных союзных республиках крота не добывают или добывают единицы.

Дальневосточные кроты

могеры представлены в СССР двумя видами: средняя могера (Mogera woguraTemmuninck) и большая могера (Mogera robusta Nehring). Первый вид найден на крайнем юге советского Приморья (обитает в Японии и Корее), второй — в южном Приморье на север до р. Иман, Уссури и до бухты Светлой на Японском море. От кротов рода Talpa эти кроты отличаются отсутствием нижних клыков, а большая могера — и более крупными размерами. Она населяет широколиственные леса и долины рек, питается дождевыми червями и насекомыми. Более плодовита, чем европейский и сибирский кроты, дает один-два выводка по 8—10 детенышей в каждом. Шкурка большой могеры вдвое больше и прочнее, чем у алтайского крота. Промысел этого крота не развит и не имеет перспектив для развития, так как численность могеры в нашей стране невелика, районов с промысловой плотностью ее населения мало.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить