olen.jpg
kosulya.jpg

Гусиная охота из скрадок

Мы возвращались с утренней зари. Полуденное солнце ярким светом заливало по-летнему нарядную степь. Теплый, ласковый ветер слегка волновал море цветов и трав, покачивая гордые головки незабудок и кашек, нежно шелестел листвой в разбросанных по равнине березовых колках. Дорога привела нас к большому степному озеру - излюбленному месту отдыха водоплавающей дичи. Не доехав до озера около километра, наша «Нива» остановилась. Юра, Анатолий и я вышли из машины и поднялись на небольшую возвышенность, с которой озеро и его окрестности казались как на ладони. Наш старший, Юра, достал мощный цейссовский бинокль, и мы поочередно стали любоваться тем, что происходило на голубой глади озера. Бесчисленные стаи гусей и уток расположились на его поверхности причудливыми узорами, которые все время меняли свою форму, так как птицы перемешались в поисках корма, купались и играли, поднимая радужные брызги воды, искрящейся в лучах солнца. Вдоволь налюбовавшись открывшимся зрелищем, мы уже собрались возвращаться к машине, но тут Юрий совершенно случайно переведя бинокль влево и неожиданно замер. Это заставило и нас обратить свое внимание в ту же сторону. Там в низине было расположено еще одно небольшое озеро, берега которого густо заросли двухметровым камышом, из-за чего его водная поверхность почти не была видна. К озеру примыкали скошенные хлебные поля, окаймленные на горизонте полосой ярко-зеленых березок. Вот тут-то мы и заметили странное движение. Сжатые полосы были буквально усеяны множеством темных силуэтов, которые степенно перемешались взад и вперед, то и дело останавливаясь. Сомнений не было - мы увидели пасущихся серых гусей! По времени им давно уже пора было быть на дневке, а они как ни в чем не бывало продолжали жировать, набивая зобы обильно рассыпанными на скошенных полосах зернами пшеницы.

Так нежданно-негаданно мы нашли место кормежки гусей, причем такое, где их давно никто не беспокоил, иначе чем еще можно было объяснить их столь позднюю жировку. Трудно передать словами какой силы охотничий азарт охватил нас. С этой минуты была забыта сегодняшняя охота, кстати, весьма удачная, и каждый из нас жил только новыми надеждами. Теперь оставалось провести контрольную проверку вечером: будут ли гуси снова кормиться здесь до заката или перелетят на другие полосы? Подавив внутреннее волнение, мы спустились к машине и отправились домой, обсуждая детали предстоящей охоты.


Гусиная охота! Сколько страстных поклонников у нее. Я убежден, что сейчас почти каждый охотник с нетерпением ждет наступления дней, когда загогочут в небе гусиные караваны, величаво плывущие к своим излюбленным местам отдыха, с тем, чтобы набраться сил перед последним перелетом на север, к местам гнездования. И каждый мечтает добыть эту красивую крупную птицу, издавна считающуюся завидным трофеем. Но проходит охотничий сезон, и для большинства наступает крушение надежд, и лишь немногие становятся счастливчиками. Неудачникам остается уповать на осенний пролет, но здесь шансы добыть гуся еще меньше, так как в это время гуси не делают длительных остановок, и опять приходится жить надеждами на будущую весну.

Причина неудач большинства охотников на гусиной охоте скрыта в полном незнании повадок этой птицы. На гусей пытаются охотиться так же, как и на уток: стреляют их на перелетах с мест дневки или ночевки. Но гусь - птица высокоорганизованная, а потому чуткая и осторожная. На местах дневки взять гусей практически невозможно, так как они выбирают их с таким расчетом, чтобы исключить малейшую опасность.

На крупных разливах гуси отдыхают на большой воде, среди безлюдных островов, берега которых хорошо просматриваются с воды. Если местом отдыха служат озера, то они выбирают такие, чтобы окружающее их пространство не таило в себе потенциальной угрозы. Берега таких озер обычно отделены от зеркала воды непролазными топями, болотами, зарослями камыша и тростника или широкой полосой затопленного леса. Дикие гуси прекрасно чувствуют обстановку и, отправляясь на кормежку, аккуратно облетают участки местности с низкорослой растительностью - идеальное место, где охотник может соорудить скрадок, или же проходят их на огромной высоте. К тому же далеко не каждый охотник умеет надежно маскироваться. Вот и превращается охота на гуся в бессмысленную пальбу в небо в призрачной надежде зацепить гуся кабаньей картечью или пулей. Чем это кончается, известно, но никто не скажет, сколько птицы было понапрасну искалечено и сделалось добычей хищников.

В то же время схема охоты на гусей не так сложна, как это может показаться. Достаточно «подсмотреть» гусей во время кормежки на вечерней заре и, не потревожив, дать им спокойно улететь на ночевку. На утренней заре следующего дня они обязательно прилетят на кормежку в это же место, и охотнику остается только квалифицированно их «встретить». Конечно, место вечерней жировки гусей найти не всегда просто.

Правила охоты на гусей

Если в местности, где производится охота, преобладают серый гусь и гуменник, то основными местами их жировок служат хлебные поля. Излюбленными местами кормежки белолобого гуся, который преобладает на пролете в нашей стране, служат озимые поля, заливные луга, поросшие мягкой сочной травой и клевером, а также острова среди разлива, первыми освобождающиеся от полой воды и поросшие свежей зеленой травкой. Для того чтобы уметь находить места жировки гусей, нужно в максимальной степени изучить район будущей охоты и иметь автомобиль, желательно проходимости. Без автомобиля охота на гусей крайне затруднительна, но, если охотник очень хорошо изучил повадки гусей в данной конкретной местности, можно обойтись и без него.

Хотя нам и повезло в этот день, но съездить вечером и проследить за гусями не удалось - сказалась усталость, так как предыдущие дни были крайне напряженными. Через сутки Юра один посетил полосу и привез приятное известие - гуси продолжали кормиться там же, не испытывая никакого беспокойства. Больше откладывать охоту было нельзя, и не успел еще забрезжить рассвет третьего дня, как наша «Нива» с потушенными огнями уже встала на полосе. Выйдя из нее, мы с жаром принялись за работу. Все три скрадка, имевшие форму небольшой продолговатой траншеи, были расположены в линию поперек движения гусей на полосе и на расстоянии менее десяти метров друг от друга. Соорудив их, мы обнаружили, что поблизости нет ни одной копны соломы, а она была необходима, чтобы прикрыть выброшенную из скрадков землю. Когда мы с Анатолием тащили на себе по последней охапке соломы, над полем неожиданно появились два гуся-разведчика. Пришлось нам растянуться на стерне с соломой на спине и затаиться. Гуси облетели нас на небольшой высоте раз, другой и ушли в сторону малого озера. У нас буквально гора спала с плеч, раз разведчики прилетели с малого озера, а там могло заночевать не более одной-двух гусиных стай, то значит, основная масса гусей, сидящих на большом озере и которыми мы любовались позавчера, не потревожена. Мы буквально полетели к скрадкам. Тщательно замаскировав скрадки, наша тройка развернулась на позиции - Юра в центре, мы с Толей по краям. Расположились мы спиной к малому озеру и к восходу, лицом - к большому озеру. Ждали довольно долго. Огненно-красный диск солнца почти полностью показался из-за горизонта, и только тогда первый табун гусей поднялся над большим озером и, ничего не подозревая, повернул на полосу, величаво планируя прямо на наши скрадки. Стрелять в штык было неудобно, и мы, пропустив передних гусей за спину, резко развернулись и, встав во весь рост, обрушили на них шквальный огонь. Опустошив магазины своих «пятизарядок», Юра и Толя бросились подбирать двух сбитых гусей, а я следил за своим, который после дуплета пошел по наклонной траектории, распластав крылья, и, словно подбитый самолет, врезался в землю метрах в пятистах от скрадков. Запомнив место его падения, я быстро перезарядил ружье. Результат стрельбы может показаться скромным, если принять во внимание тот факт, что на троих мы произвели двенадцать выстрелов. Однако следует заметить, что в отличие от охоты на перелетах стрельба гусей на полосе из скрадка из-за жестких требований к маскировке практически исключает возможность тщательного выцеливания налетающих птиц. Стрелять приходится очень быстро, почти навскидку, что увеличивает вероятность промаха. Поэтому такой способ охоты наиболее эффективен в том случае, если она ведется коллективно, что и имело место.

Начало было хорошее, и мы с нетерпением ждали следующей стаи. Но... второй, а за ним и третий табунки обошли наши скрадки вне выстрела» и отправились на дальние полосы. Решив, что профили стоят не под теми углами к направлению полета гусиных стай и птицы плохо их видят, Юра вышел из скрадка, чтобы поправить дело. Пока он переставлял профили, меняя их ориентацию, мы с Толей встали в своих окопах, пользуясь приятной возможностью разогнуть затекшие спины. Под голубым сводом, на огромной высоте гусь-одиночка совершал облет наших позиций. Делал он это не спеша, с достоинством, в полной уверенности, что ему ничто не угрожает. Но на этот раз гусь жестоко ошибся. Пока мы с Юрой, задрав головы, как зачарованные следили за полетом птицы, Толя незаметно поднял к плечу свой автомат, и... через мгновение мы увидели камнем падающего гуся. Глухо стукнулся он о землю у самых ног Юры, застывшего в оцепенении. Такого еще никто из нас не видел. Расстояние, с которого стрелял Толя, было, самое меньшее, метров восемьдесят. Вот это действительно королевский выстрел! После охоты мы внимательно осмотрели этого гуся. Три дробины N00 последовательно попали ему в голову (одна) и в шею (две), свалив замертво. Редчайший случай. И он ни в коей мере не может служить руководством к действию для любителей стрелять по гусям, летящим, как говорят, «на кислороде». Скорее наоборот, лишь подчеркивает, сколь мала вероятность надежного поражения цели в таких случаях.

К счастью, пока Юра занимался профилями, со стороны большого озера не появилось ни одной гусиной стаи - у нас появилась возможность достоверно проверить правильность его действии. Очередной табун сказу же завернул на профили и наши трофеи пополнились еще тремя птицами. Солнце поднялось уже довольно высоко, свежий утренний воздух был на редкость чист и прозрачен, крупные капли росы вспыхивали то тут, то там разноцветными огнями, создавая веселое праздничное настроение. Слегка расслабившись, мы едва не были наказаны. Неожиданно со стороны малого озера появились два гуся. Подпустив их поближе, он вскочил, вскинув ружье. Щелкнула осечка, и его автомат заклинило. Гуси, вместо того чтобы, как обычно, сделать «свечу», бросились в разные стороны - один на Анатолия, другой на меня. Первым пришел в себя Толя, но яркое солнце ослепило его, и он трижды промахнулся почти в упор. «Уходят, уходят, стреляйте, стреляйте!» - кричал Юра в отчаянии. «Бросив» своего гуся, Анатолий переключился на моего и послал ему в угон два оставшихся заряда. Но тот и не покачнулся. Оставалась неразряженной моя двустволка. И она не подвела. Грохнул выстрел, и большой серый гусь мешком плюхнулся на стерню. Нужно было в этот момент видеть радость Юры. Он буквально заплясал в своем окопе, словно это его выстрел достал уходящего гуся. Вот что значит понастоящему коллективная охота!

Теперь охоту вели только мы с Толей. Юра занялся своим ружьем и на время вышел из игры. Анатолий разошелся. После того, как мы подобрали с поля еще двух гусей, он воспользовался затишьем и вновь доказал, что он - отличный стрелок. С малого озера на нас налетел табун шилохвости. Выстрелив четыре раза подряд, он выбил три птицы - каждому по штуке, чтобы разнообразить трофеи. Строго говоря, стрелять по уткам на гусиной охоте нельзя, в противном случае есть риск не заметить налетающих гусей и испортить всю охоту. Но в данном случае стрелка часов уже приближалась к цифре одиннадцать, пролет гусей на кормежку давно закончился, и поэтому Толины выстрелы общему деду не повредили, Наконец-то Юра привел свой автомат в порядок. И вовремя. Гусь пошел с полей на воду, и отдельные табунки стали подворачивать к нашим профилям. Встречаем один из них. Не совсем удачно. Ни один гусь не упал, впрочем, двое тянут по наклонной. Следим за ними. Наконец один замертво падает у стога соломы, а второй летит, летит и вскоре садится на поле метрах в четырехстах. Пришлось Юре идти добивать его. Успешно справившись с этой задачей, он пошел подбирать убитого. А тем временем на нас с Толей налетает еще один табун. Один его гусь падает возле скрадков, другой тянет в сторону Юры, лежащего на стерне, и приземляется на брюхо недалеко от его головы. У «моего» гуся повреждено крыло, и, несмотря на это, у него хватает сил пролететь почти с километр, а затем спланировать на поле. Вскочивший с земли Юра успел проследить за его полетом и заметил место, куда он сел. Толя подбирает ближнего гуся и несет его в скрадок. Он не верит мне, когда я говорю ему, что он сбил еще одного, так как сразу потерял его из виду после выстрелов. Вот еще одно преимущество коллективной охоты. Одному стрелку не всегда удается точно оценить результаты стрельбы, в особенности стрельбы по большой стае. Когда стрелков несколько, такие ошибки почти исключены, и потери птицы минимальны. Последнего гуся нам так и не удалось найти, хотя, казалось, деться ему было некуда. Место открытое, стерня невысокая, но гусь как сквозь землю провалился. Впрочем, особо удивляться не следует. Гусь очень быстро бегает и мастерски умеет затаиваться даже в невысокой траве. Вполне возможно, что он убежал в сторону большого озера, в степь, и там затаился. Зато мы нашли другого моего гуся, первого, которого я сбил еще на рассвете во время стрельбы по первому табуну. Помогла нам вьющаяся вокруг него ворона. Правда, она сумела слега подпортить наш трофей, проклевав ему дырку в боку.

Описанная охота на гусей, на мой взгляд, наиболее показательна с точки зрения техники ее проведения. Если хочешь овладеть гусиной охотой, жалеть себя не приходится: с помощью только одного умения стрелять дикого гуся не добудешь!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить