kosyli_mnogo.jpg
am_norka.jpg

Охота на кабана из засидок

Для успешной охоты из укрытия есть три главных условия. Первое — это точное определение места кормежки или выхода зверя из чащи, второе — правильное устройство самой засидки, третье — бесшумное ожидание зверя (у кабана отличный слух).  Бывает так, что кабанов в угодьях много, все заросли и поля испещрены их тропами, везде взрыта земля. Как определить, где поставить лабаз или укрытие? Если охота проводится в лесной местности, то ищут самую ходовую из троп и укрытие создают там, где тропа выходит к месту жировки. Допустим, кабаны усиленно посещают картофельное поле. Во время кормежки они сильно разбредаются и, если отступить от правила главной тропы, поставив скрадок просто на краю поля, то и результат охоты может быть случайным.

Правило это диктуется привычкой диких свиней ходить на жировку одним и тем же путем. Охота в засидках во всех регионах без исключения происходит вечером и ночью. Отсюда вытекает еще одно важное требование: стрельба должна вестись, да она и единственно возможна, на более или менее открытом пространстве. Поэтому же, сам скрадок по возможности должен находиться над землей, так как даже при чернотропе силуэт животного на фоне почвы выделяется лучше, чем на фоне растительности, не говоря уже об охоте по снегу. Особенно желательным в данных условиях является нарезное оружие, снабженное оптикой со светящейся маркой. Известно, что оптика сама по себе несколько рассеивает темноту, а о точности прицеливания и говорить нечего. Можно, конечно, использовать и гладкоствольные ружья с пулевыми и картечными зарядами, но эффективность стрельбы из них будет ограничена 40-50-ю метрами. Да и точно прицелиться в темный силуэт весьма проблематично. 

Фото: Вышка для охоты 

Сами скрадки для охоты на кабанов устраиваются по-разному. Надо ли говорить, что чем больше вокруг растительности, тем больше предоставлено охотнику шансов быть незамеченным. В лесных местностях засидки устраиваются в виде лабазов на краях овсяных, гречишных полей. Как и на медведя, в зимнее время зачастую используются скирды соломы и копны сена при условии, если они находятся у опушек на краю полей и, естественно, при наличии вблизи постоянных кабаньих троп. Большинство охотников знают, что с кабаном не шутят, поэтому предпочтение должно отдаваться скрадкам более высокого расположения. Однако, нужно отдать должное мужеству охотников, промышляющих этим способом в плавнях среди камышей, где нет не только какого-либо дерева, но даже возвышенности, а установить скрадок на кольях из-за топкой почвы не представляется возможным. Но они охотятся. Строят шалаши из камыша недалеко от кабаньих троп и, подвергая себя немалому риску, добывают достаточное количество диких свиней.

Еще опасней и трудней такая охота в полустепных районах на плантациях арбузов и дынь. Подкарауливание кабанов здесь не назовешь ни засидкой, ни скрадыванием. Один или два охотника, определив место ночных пиров свиней, перед закатом приходят на поле и ложатся прямо среди арбузов. О приближении добычи судят по усиливающемуся чавканью и хрюканью. Посчитав, что кабаны близко, охотники вскакивают и стреляют в них.


При охоте с засидок технике безопасности стрельбы нужно уделять особое внимание, особенно если в охоте участвуют несколько человек. Причиной тому является темнота. Если охотников двое ил и больше и находятся они в разных скрадках — стрельба на шум категорически запрещена. Вообще выстрелы на шум возможны лишь как исключение и то при условии, что охотник один или участников несколько, но они находятся в одном укрытии. Условиями, оправдывающими такую стрельбу, могут быть внезапно изменившаяся погода или условия освещения, но все это при полной уверенности охотника.

Можно упомянуть еще один способ охоты с засидок: стрельбу со специально построенных вышек, рядом с которыми расположена подкормочная площадка. Но это — кощунственное мероприятие, искажающее смысл и поэзию русской охоты. Если в странах Западной Европы такие вышки используется для селекционного и трофейного отстрела, то в бывшем Советском Союзе, а затем и в постперестроечном СНГ они превратились в инструмент обслуживания партэлиты и генералитета, к которым примкнули и новые русские. Стрельба в животных с таких вышек превратилась в верх развращенности: в нужное время егерь высыпал в корыто корм, над площадкой включался свет, замерзшие кабаны выбегали кормиться. Стрелку оставалось выбрать мишень и сделать выстрел.

Приходилось подталкивать под зад девятипудового маршала и других деятелей, так как сами они одолеть десять ступенек лестницы были не в силах. А после стрельбы нужно было добирать с фонарем подранков, среди которых, случалось, бывали и секачи. А что поделаешь? «Лампасам» необходим был немедленный результат. Да иногда еще приходилось объяснять: мол, эта дыра в шее — от вашего «Манлихера», товарищ маршал, а в крупе дырочка — так это я его почти готового добил. Зачем расстраивать больших людей?!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить